ДОЛГОСРОЧНЫЕ КОНТРАКТЫ КАК РЕШЕНИЕ И ОДНОВРЕМЕННО ИСТОЧНИК ПРОБЛЕМ ВЫМОГАТЕЛЬСТВА

Коуз прав в том, что во многих случаях проблемы вымогательства могут решаться и действительно решаются не путем вертикальной интеграции, а контрактными соглашениями. В качестве примера рассмотрим ситуацию постройки дома на земельном участке.

Очевидно, что вы не будете строить дом на земле, которую арендовали на короткий срок. По истечении срока аренды у землевладельца появится возможность путем вымогательства извлекать квазиренты с капитала, вложенного вами в этот дом. Однако отсюда не следует, что для решения этой проблемы вы обязательнодолжны стать собственником этой земли, т. е. прибегнуть к вертикальной интеграции. Потенциально проблема вымогательства могла бы быть решена с помощью долгосрочного контракта на аренду земли, заключенного до постройки дома. Поскольку земля — ресурс, изменения качества которого в нормальных условиях ничтожны, если вообще возможны, долгосрочный арендный контракт, несомненно, является приемлемым способом свести к минимуму потенциальные возможности вымогательства не прибегая к вертикальной интеграции.

Аналогичным образом и подписанный в 1919 г. “Фишер боди” и “Дженерал моторе” долгосрочный контракт, предусматривавший ограничительную практику закупок, можно трактовать как способ путем контрактации избежать возможного вымогательства, не прибегая к вертикальной интеграции1. Поскольку для изготов- ления кузовов, отвечавших требованиям “Дженерал моторе”, “Фишер боди” приходилось осуществлять весьма специфические инвестиции в необходимые для этого производства штамповочные прессы и матрицы, возникли существенные потенциальные возможности вымогательства. После того, как Фишер осуществит указанные инвестиции, “Дженерал моторе” может попытаться присвоить с этих инвестиций квазиренту, угрожая сократить спрос на кузова производства “Фишер боди” или вообще прекратить закупки у этой компании, если цены не будут скорректированы в сторону понижения. Пункт об ограничительной практике заку- \ пок, обязывавший “Дженерал моторе” в течение десяти лет покупать все крытые металлические кузова только у “Фишер боди”, сокращал возможности такого рода оппортунистических угроз со стороны “Дженерал моторе”. Тем самым это контрактное соглашение уменьшало зависимость “Фишер боди” от возможных действий “Дженерал моторе”, идущих вразрез с ее репутацией, и поощряло “Фишер боди” осуществить специфические инвестиции.

Защищая Фишера от вымогательства со стороны “Дженерал Моторе”, это контрактное соглашение, предусматривавшее ограничительную практику закупок в течение десяти лет, в то же время создавало потенциальные возможности вымогательства у “Дженерал моторе” со стороны Фишера. Фишер мог воспользоваться условием, запрещающим “Дженерал моторе” делать закупки в другом месте, и поднять цены или снизить качество продукции. И в контракте была сделана попытка защитить “Джене- рал моторе” от такого рода потенциальной возможности обратного вымогательства: была разработана формула, в соответствии с которой цены в течение десятилетнего периода будут устанавливаться на конкурентоспособном уровне. Дополнительно к этому была предпринята еще одна попытка свести к минимуму потенциальные возможности вымогательства со стороны Фишера: в контракт были включены положения о “режиме наибольшего благоприятствования”, так что цены не могли быть выше тех, которые “Фишер боди” назначала другим автомобилестроителям за “аналогичные” кузова. Такой пункт о “ценовой защите” предотвращает вымогательство, так как увеличение или уменьшение цены, назначаемой любому покупателю, гарантированно приведет к тем же последствиям для всех прочих покупателей. Следовательно, старые покупатели, связанные специфическими инвестициями или контрактными обязательствами, защищены желанием продавца осуществить новые прибыльные продажи.

Несмотря на существование долгосрочного контрактного соглашения, содержащего четкие положения о ценах и ценовой защите, все же для вымогательства остаются некоторые лазейки. Причина в том, что в контракте уточнены не все элементы будущего периода. В силу неопределенности и трудности уточнения этих элементов таким образом, чтобы контракт гарантировал их исполнение в перспективе, контракты обязательно будут в той или иной степени неполными. Вследствие этого у участников сделки появляется возможность воспользоваться неполнотой контракта с целью вымогательства у своего партнера по сделке. Так, долгосрочный контракт на аренду земли в примере с постройкой дома может позволить землевладельцу заниматься вымогательством по отношению к домовладельцу: “оппортунистически” контролировать водоснабжение дома, отказаться соорудить стену для предотвращения эрозии почвы под домом, перекрыть дорогу якобы для ее ремонта, угрожая тем самым ограничить доступ к дому.

В условиях, когда контракты неполны, экономическая осуществимость угроз вымогательства ограничена фактором репутации партнеров по трансакции. Именно значимость этого фактора и соответствующих издержек, которые может понести участник сделки, попытающийся прибегнуть к вымогательству, определяют то, что можно назвать “диапазоном самовыполнения” {self’ enforcing range) контрактных отношений. При вступлении в контрактные отношения стороны трансакции осуществляют специфические инвестиции и оговаривают условия контракта таким образом, что, вероятно, они будут находиться в рамках этого диапазона самовыполнения, и вымогательства не будет. Однако есть некоторая вероятность такого изменения рыночной конъюнктуры, что одной из сторон трансакции окажется выгодно осуществлять вымогательство по отношению к другой стороне, несмотря даже на потерю репутации (например, неожиданно возрастет ценность квазирент, причитающихся одной из сторон)2.

Например, в ситуации с “Дженерал моторе” и “Фишер боди” резко возрос спрос на крытые металлические кузова, которые изготовляла “Фишер боди”. В 1919 г., когда заключали контракт, в автомобилестроении преобладал производственный процесс, включавший изготовление преимущественно деревянных открытых кузовов индивидуальной конструкции, а крытые металлические кузова по сути были новшеством. Но спрос на крытые металлические кузова возрастал исключительно быстро, и к 1924 г. автомобили с такими кузовами составляли более 65% продукции “Дженерал моторе”3. Это смещение спроса вывело контрактное соглашение за рамки диапазона самовыполнения, и Фишеру стало выгодно заняться вымогательством по отношению к “Дженерал моторе”.

Хотя Фишер мог извлечь выгоду из многих недостаточно полно оговоренных условий контрактного соглашения, скажем, из положений о сроках поставки или о характеристиках качества, успешно осуществить вымогательство по отношению к “Дженерал моторе” он сумел иначе, взяв на вооружение сравнительно неэффективную и весьма трудоемкую технологию и отказавшись разместить предприятия, производящие кузова, поблизости от сборочного завода “Дженерал моторе”4.

С точки зрения Фишера, преимуществом такого механизма вымогательства была возрастающая рентабельность, так как в соответствии с формулой цен, указанной в контракте, они устанавливались на уровне “переменных издержек” Фишера плюс прибыль в размере 17,6%, причем эта прибыль начислялась на основе издержек Фишера, предназначенных для оплаты рабочей силы, и транспортных издержек. Предполагалось, что эта добавочная выручка пойдет на покрытие ожидаемых капитальных издержек Фишера, из которых трудно было выделить и измерить часть, связанную с отгрузкой продукции для “Дженерал моторе”, поэтому формулой контракта эти издержки не покрывались. Контракт может показаться несо- !вершенным a priori, но на самом деле его пороки проявились ех Ipost. Если бы спрос не возрос так сильно, фактор репутации Фишера (т. е. риск потери будущего бизнеса с “Дженерал моторе” и, ^возможно, с другими автомобилестроителями) в сочетании с пунктом о режиме наибольшего благоприятствования мог бы послужить эффективным сдерживающим фактором поведения “Фишер боди”. Однако благодаря сильно возросшему спросу возможности Фишера осуществить в краткосрочной перспективе вымогательство по отношению к “Дженерал моторе” вышли за рамки диапазона самовыполнения даже при условии, что Фишеру пришлось бы в будущем отказаться от новых продаж своей продукции.

Ситуация с “Фишер боди” и “Дженерал моторе” иллюстрирует то обстоятельство, что условия долгосрочных контрактов и фактор репутации, связывая руки вступившим в сделку сторонам, могут предотвратить вымогательство и способствовать специфическим инвестициям, но при этом условия контрактов могут создавать свои собственные проблемы вымогательства. Следовательно, утверждения, подобные высказыванию Коуза о том, что “склонность к оппортунистическому поведению обычно эффективно контролируется” на рынке долгосрочными контрактами и соображениями репутации участников сделки, вводят в заблуждение. Хотя это утверждение отчасти справедливо, при более полном анализе следует признать ограниченное влияние соображений репутации участников сделки и тот факт, что контракты могут не столько решать, сколько создавать проблемы вымогательства. Именно долгосрочный контракт с фиксированной формулой цен, предусматривающий ограничительную практику закупок, контракт, который был принят участниками рассмотренной выше сделки в ответ на потенциальную возможность вымогательства со стороны “Дженерал моторе” по отношению к Фишеру, — именно этот контракт открыл перед Фишером колоссальные возможности вымогательства по отношению к “Дженерал моторе”. Масштабы этого порожденного контрактом вымогательства, похоже, намного превзошли квазиренты с тех специфических инвестиций, осуществленных Фишером ради “Дженерал моторе”, которые изначально пытались защитить с помощью этого контракта. Хотя включив в контракт ограничительные положения, можно сэкономить на капитале, инвестированном в рекламирование торговой марки, и уменьшить вероятность выхода за пределы диапазона самовыполнения; из-за жесткости условий долгосрочного контракта могут возникнуть гораздо большие потенциальные возможности вымогательства, если ход событий все-таки выведет стороны за пределы этого диапазона. Чтобы избежать такой жесткости, стороны могут намеренно оставлять контракты неполными и тем самым обеспечить себе “выход” на случай, если рыночная конъюнктура “испортится”.

Именно эти индуцированные контрактом потенциальные возможности вымогательства и издержки, сопряженные с жесткими

и, как потом выяснилось, некорректными условиями контрактов, которые так ярко иллюстрирует ситуация с “Фишер боди” и “Дженерал моторе”, являются главными трансакционными издержками использования рыночного механизма для решения проблемы вымогательства. Эти трансакционные издержки включают в себя реальные ресурсы, которые стороны трансакции растрачивают в процессе первичной разработки и пересмотра условий контракта, пытаясь создать возможности вымогательства и осуществить его. Стороны трансакции будут искать информационные преимущества над своими партнерами по сделке и пытаться договориться о таких ex ante условиях контракта, которые создали бы потенциальные возможности для вымогательства, т. е. с большей вероятностью предусматривали бы такие ex post ситуации, когда неточность условий контракта окажется в их пользу. Коль скоро такая ситуация возникает, стороны трансакции будут растрачивать реальные ресурсы в процессе пересмотра условий контракта, пытаясь убедить партнера по сделке в том, что потенциальные возможности вымогательства действительно существуют. В случае “Фишер боди” и “Дженерал моторе” эти трансакционные издержки пересмотра условий контракта состояли из издержек, связанных с нецелесообразным местоположением предприятий и низкой капиталоинтенсивностью производства в период, предшествовавший вертикальной интеграции5.

Эти трансакционные издержки, связанные с использованием долгосрочных контрактов, служат теоретическим обоснованием того, что наличие фирменно-специфических инвестиций с большей вероятностью приводит к вертикальной интеграции. Специфические инвестиции создают необходимость в долгосрочных контрактных условиях, которые, в свою очередь, влекут за собой снижающие доходы трансакционные издержки, связанные с контрактогенной возможностью вымогательства. При отсутствии специфических инвестиций в долгосрочных контрактах нет необходимости, и можно использовать контракты на наличный товар. Поскольку издержки, сопряженные с вертикальной интеграцией, суть издержки стимуляционного типа, не связанные с фактором специфических инвестиций, вертикальная интеграция будет ^ем более вероятна, чем более значим этот фактор. Чем больше пРедполагается осуществить специфических инвестиций, т. е. чем выше потенциальные издержки использования рынка (ибо для защиты специфических инвестиций приходится разрабатывать более четкие и жесткие контрактные механизмы), тем больше вероятность того, что решением станет вертикальная интеграция. 2.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *