Т-19 Средний танк сопровождения пехоты

Разработчик: КБ ОАТ
Год начала работ: 1929
Год выпуска первого прототипа: 1931
Серийно не строился по причине отсутствия преимуществ перед Т-26

Едва был принят на вооружение легкий танк Т-18 (МС-1), как уже в 1929 году его признали устаревшим. Если по бронированию “малый сопровождения” вполне удовлетворял военных, то его ходовые характеристики по большей части не отвечали предъявляемым требованиям. Главным препятствием для Т-18 стали окопы и рвы шириной более 1,7 метра – при попытке их преодоления танк застревал и вытащить его можно было только с помощью другого танка или трактора. Максимальная скорость 15 км\ч тоже трудно было назвать преимуществом этого танка. Кроме того, как показали бои на КВЖД, огневая мощность 37-мм пушки типа Гочкисс оказалась слишком мала для борьбы с долговременными оборонительными сооружениями. В то же время, пулеметное вооружение полностью себя оправдало.

Основываясь на имеющихся сведениях штаб РККА пересмотрел техническое задание к танку сопровождения пехоты. На заседании РВС СССР, проходившем 17-18 июля 1929 года, была принята Система танко-тракторного-автоброне-вооружения, одним из пунктов которой была замена не оправдавших себя Т-18 на более мощный танк, получивший обозначение Т-19.

Разработка этой машины была поручена конструкторскому бюро орудийно-арсенального треста (КБ ОАТ), которому поставили срок сдачи проекта к 15 января 1930 г. Руководителем и ответственным за исполнение технического задания назначили талантливого конструктора С.А.Гинзбурга. Вместе с ним над проектом работали А. Микулин и В. Симский (силовая установка и ходовая часть), а также Д. Майдель (общая компоновка и башня) и П. Сячинтов (вооружение).

Требования к танку сопровождения были вполне приемлемые — Т-19 должен был самостоятельно преодолевать рвы и окопы шириной более 2 метров на максимально возможной скорости и иметь вооружение, дающее танку превосходство на боевыми машинами аналогичного класса. Боевая масса определялась в 7300 кг, а максимальная скорость – в 30 км\ч по твердому грунту. На танке планировалось установить двигатель мощностью 100 л.с.

Бронирование Т-19 должно было защищать жизненно важные агрегаты и экипаж от попаданий пуль любого калибра и 37-мм снарядов на дальности 1000 метров, в связи с чем толщина броневых листов определялась в 18-20 мм. Однако даже предварительные расчеты показывали, что в этом случае этом масса танка неизбежно возрастала. Толщину бронелистов пришлось уменьшить до 16 мм, что по уровню защищенности отодвигало Т-19 до уровня Т-18. Тогда, по предложению инженера М.И.Таршинова и С.А.Гинзбурга был предложен вариант с наклонным бронированием лобовых листов корпуса и башни. Предполагалось, что это будет способствовать рикошету пуль и снарядов.

Согласно техническому заданию вооружение Т-19 состояло из одной 40-мм пушки и двух 7,62-мм пулеметов ДТ, но поскольку орудие указанного калибра так и не было создано, его пришлось заменить на 37-мм полуавтоматическую пушку образца 1930 г. Разработали два варианта установки вооружения в новой конической башне. Первый из них был аналогичен Т-18 (установка пушки и пулемета раздельно), а второй предусматривал монтаж пушки и пулемета в общей маске.Для наблюдения за полем боя по-прежнему использовались смотровые щели, которые были защищены пуленепробиваемыми стеклами типа “Симплекс-Триплекс”.

Ходовая часть Т-19 была отчасти заимствована у французского танка Renault NC-27. Дело в том, что в те годы у советских конструкторов не было достаточно опыта для проектирования шасси “с нуля”, в то время как авторитет фирмы Renault в области танкостроения был тогда весьма высок. Конструктивно ходовая часть Т-19 состояла (применительно на один борт) из 12 опорных катков малого диаметра с вертикальной пружинной подвеской, сблокированных в три тележки, 4 поддерживающих роликов, переднего ведущего и заднего направляющего колеса. Для сравнения, шасси танка NC-27 отличалось двумя дополнительными “натяжными” катками, а также несколько иной конструкцией подвески, ведущего и направляющего колес. Подобная ходовая часть, из-за большого количества катков, впоследствии стала именоваться как “японский тип”.

Однако, в остальном, Т-19 имел достаточно много новаций, которые чрезмерно усложнили его конструкцию. Например, при своих габаритных размерах, танк мог свободно преодолевать рвы шириной до 2 метров без помощи “хвоста” (уже тогда считавшегося архаизмом), но в случае встречи со рвом до 3 метров два танка должны были сцепляться при помощи специальных ферменных конструкций, для чего в носовой и кормовой части корпуса имелись по три проушины для их установки.

На Т-19 впервые в советском танкостроении решили отработать установку оборудования для действий в условиях химической войны. Танк оснащался приточной вентиляцией с “противогазным фильтром”, способной пропускать 180 кубических метров воздуха в час. Фильтр мог нейтрализовать такие отравляющие вещества, как синильная кислота, фосген, хлорпикрин, окись углерода и ядовитые дымы в течении 3-х часов. Затем предполагалась смена фильтра, либо экипаж должен был одеть противогазы.

Более сложной была попытка сделать Т-19 плавающим. В первоначальном техническом задании это не предусматривалось, но инженерам пришлось постоянно дорабатывать проект, согласно требованиям военных. В одном из первых вариантов планировалась установка двух съёмных винтов в кормовой части корпуса, однако из-за чрезмерного усложнения конструкции от этого пришлось отказаться. Тогда было решено оснастить Т-19 навесными плавсредствами (надувными или каркасными поплавками), которые могли бы сбрасываться без выхода экипажа из танка. Такие поплавки были разработаны корабельным инженером Б.С.Смирновым, но на практике они построены не были.

Кроме того, военные выдвинули ещё несколько требований, с целью обеспечить максимальную многофункциональность танка, временами доводя их до абсурда. Например, было высказано пожелание “коленчатыми лапами с шипами для перелезания через стенки и движения в условиях гор, покрытых снегом …”

Разумеется, ни КБ, ни завод-изготовитель в указанный срок не уложились. В постановлении РВС от 13 августа 1930 года по этому поводу было сказано следующее:

“Малый танк Т-19. Отмечая совершенную неудовлетворительность взятых темпов по изготовлению опытного образца танка Т-19 – поручить Орудийно-арсенальному объединению ВСНХ закончить изготовление опытного образца к 1 марта 1931 г., а выпуск первой валовой партии в IV квартале 1930/31 г. с тем, чтобы с 1 октября 1931 года перейти на массовое производство танков этого типа”.

Поэтому постройка опытного образца Т-19 началась в июне 1931 года. Прототип танка в основных узлах был готов к концу августа, а окончательная сборка была завершена только осенью 1931 г. Подобная задержка была вызвана огромной сложностью конструкции Т-19, которая была сравнима разве что с ТГ (“Танк Гротте”). Наибольшие затруднения, как и ожидалось, доставила сборка ходовой части. В производстве требовалось применить огромное количество разнотипных подшипников – эти детали в СССР тогда не производились, являясь исключительно импортным товаром. Кроме этого, 100-сильный двигатель конструкции Микулина так и не был готов в срок, из-за чего на танк пришлось ставить американский мотор Franklin мощностью 95 л.с. Это повлекло за собой полную переработку трансмиссии (вместе с КПП) и моторного отсека. Оснащение Т-19 химическим и плавательным оборудованием тоже повлияло на него не лучшим образом.

На испытаниях, проведенных в конце 1931 — начале 1932 гг., прототип танка сопровождения показал неудовлетворительные результаты. За счет удлинения ходовой части удалось повысить его показатели по преодолению фортификационных сооружений и естественных препятствий, но в остальном Т-19 проявил себя не лучшим образом. Прежде всего, многокатковая ходовая часть оказалась слишком сложной в обслуживании, обладала низкой надежностью, а максимальная скорость танка составила всего 27 км\ч. Коническая башня так и не была получена, поэтому опытный образец танка был оснащен башней с серийного Т-18 образца 1930 года, на которой был расширен погон. Вооружение на Т-19 вообще не устанавливалось в виду неготовности нового 37-мм орудия. Вместе с тем, масса танка доходила до 8 тонн, а после заполнения танка полным комплектом оборудования и боезапасом она могла увеличиться ещё на несколько сотен килограмм. Но главное – по стоимости Т-19 был почти в три раза дороже легкого двухбашенного танка Т-26, производство которого в 1931 году наладили в Ленинграде. В такой ситуации работы над отечественным проектом решили свернуть в пользу более перспективного “англичанина”, хотя уже были построены два прототипа и элементы корпуса из литых деталей. Тем не менее, конструкторская бригада Гинзбурга не сдавалась.

Ещё 26 января 1931 года был утвержден проект модифицированного танка, известного как Т-19 “улучшенный”. Корпус, коническая башня и состав вооружения претерпели минимальные изменения, но ходовую часть полностью перепроектировали. Вместо сложного шасси “японского типа” танк получил “британскую” подвеску и опорные катки (как у Т-26). В результате полученного симбиоза получилась более дешевая боевая машина с чуть лучшим бронированием. В своем докладе Гинзбург отмечал, что модернизированный Т-19 будет обладать лучшими ТТХ, но уже в феврале 1931 года вышло постановление о принятии на вооружение Т-26 и БТ-2, которые могли с успехом выполнять те же задачи, что и Т-19. Так, проект был окончательно закрыт, а опытные образцы в скором времени разделали на металл.

М.Свирин, А.Бескурников «Первые советские танки» (Армада №1 за 1995 год)
М.Свирин «Броня крепка. История советского танка. 1919—1937». Эксмо, Москва, 2007
«Battlefield»: Основной танк Т-19

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ СРЕДНЕГО ТАНКА
Т-19 обр.1931 г.

БОЕВАЯ МАССА 8050 кг
ЭКИПАЖ, чел. 3
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм 4500
Ширина, мм 2300
Высота, мм 2183
Клиренс, мм ?
ВООРУЖЕНИЕ одна 37-мм пушка Б-3 или «Гочкисс» и два 7,62-мм пулемета ДТ-29 (не устанавливались)
БОЕКОМПЛЕКТ 98 выстрелов и 3500 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ телескопический прицел
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса – 16 мм
борт корпуса – 16 мм
корма корпуса – 16 мм
башня – 16 мм
крыша — 8 мм
днище — 8 мм
ДВИГАТЕЛЬ ГАЗ-М1, карбюраторный, 6-цилиндровый, мощностью 100 л.с.
ТРАНСМИССИЯ механического типа
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ (на один борт) 13 опорных катков с вертикальной пружинной подвеской, 4 поддерживающих ролика, переднее напрвляющее и заднее ведущее колесо, мелкозвенчатая гусеница из стальных траков
СКОРОСТЬ 27 км\ч
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ 192 км
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град. ?
Высота стенки, м ?
Глубина брода, м 0,62
Ширина рва, м 2,00
СРЕДСТВА СВЯЗИ

Т-19 вместо Т-26 – нереализованная танковая альтернатива СССР

Ansar02 22.03.2019 914 73 12 в Избранноев Избранномиз Избранного 8

Данная великолепная альтернатива Ансара, была написана ещё в феврале 2016 года. С удовольствием ещё раз поднимаю её на верх списка и представляю вашему вниманию.

«Истерички!» – Гневно подумал Гинзбург ещё раз перечитав письмо Халепского и, подговорив группу молодых единомышленников (одного его бы просто послали), решительно потащился добиваться аудиенции у самого наркома обороны Ворошилова!

Семён Александрович Гинзбург с ореном Ленина, который он получил за разработку танка Т-28

– И вот эти истерички… — горячился Гинзбург, сразу за всех своих, скромно молчавших в кабинете легендарного Ворошилова, компаньонов.

– Не так резко, о вышестоящих товарищах, молодой человек! – Охолонул его Климент Ефремович, который ещё совсем недавно полностью разделял мнение тех «истеричек».

– Да, да, конечно! Простите. Так мы, то есть я, и говорю, начав осваивать выпуск «Виккерса», мы ещё неизвестно сколько с этим провозимся – не факт что меньше, но параллельно перекроем себе кислород в плане создания индустрии тяжёлых грузовиков! Налицо глупость или вредительство!

– Ну-ну! Это-то тут ещё каким боком? – Насторожился Ворошилов неприязненно оглядывая этого молодого, но, как утверждают, чертовски талантливого выскочку.

– Двигатель «Виккерса» имеет множество недостатков, не только затрудняющих его освоение в производстве и эксплуатацию в нашей стране, но и делающих его совершенно негодным для использования в народном хозяйстве. А если бы мы решили принять на вооружение улучшенный Т-19 c мощным «Геркулесом», его двигатель идеально подошёл бы и для тяжёлых ярославских грузовиков! Красной Армии и народному хозяйству нужны тяжёлые грузовики? Несомненно!

– Несомненно. Но мы говорим о танке. Чем Т-19…

– Улучшенный!

– Да, «улучшенный», лучше «Виккерса»?

– Да много чем! Корпус собирается по освоенной технологии Т-18. Он проще в изготовлении и при том просторнее. Допускает мелкий ремонт двигателя без выхода экипажа из танка. Форма обеспечивает лучшую пулестойкость. Мы ведь навряд ли сможем быстро наладить выпуск 12,7 мм цементованной брони, как на «Виккерсе»! Экипаж может быть доведён до 4 человек, а вооружение усилено курсовым пулемётом – как хочет товарищ Тухачевский. Башню улучшенного Т-19 мы предполагаем вооружить по немецкой схеме – спаркой пушки и пулемёта и оборудовать её командирской наблюдательной башенкой как на Т-18. И это только внешние отличия!

– А начинка?

– Подвеска и трансмиссия как раз заимствуются у «Виккерса», но при этом упрощаются ради надёжности, облегчения жизни эксплуатационников и производственников. Только двигатель другой. Более мощный, надёжный, автомобильный, жидкостного охлаждения.

– Если у новой версии Т-19 всё будет так хорошо – почему же мы выбрали «Виккерс»?

– Потому что те истерички во главе с Тухачевским и Халепским, вообразили, что нам надо обогнать в освоении «Виккерса» поляков – мол, война с ними может начаться в любой момент!

– А ваша комсомольская организация, стало быть, уверена, что войны не будет? – Скривился Ворошилов. – Поляки Вам сами в том торжественно поклялись на евангелие?

– Меня, в отличие от товарища Тухачевского, поляки не били и о возможности их нападения, я могу рассуждать вполне исходя из здравого смысла. Без истерик.

– Интересно послушать. – Ворошилов улыбнулся про себя, сочетанию фамилии Тухачевский и термина «истерика».

– Да извольте! Иллюзий, относительно Польши, у меня нет. С таким неадекватным соседом, война будет обязательно! Но не теперь. Отношения с Польшей улучшаются – не за горами договор о ненападении. Об этом в «Правде» писали. Наши отношения с немцами очень нервируют Польшу, получившую не мало германских территорий. У нас они тоже отхватили изрядно. Как и у Литвы. Польше нужен мир с обворованными ею соседними странами. Они же понимают – если что – рвать её на куски начнут все соседи скопом – пойманного на краже вора, бьют ногами всем базаром. А поляки украли у всех соседей. Им нужен мир. Пилсудский может сколько угодно раздувать щёки, но он прекрасно понимает, что для большой войны ресурсов у Польши нет. Время неразберихи и безнаказанного грабежа прошло. На кого-то нападать, теперь, поляки могут только имея очень сильного союзника – не Францию или Англию, которые мечтают лишь использовать Польшу в своих интересах, поскольку с ней не граничат, и, если что, на помощь не придут. Вы же прекрасно понимаете кого я имею ввиду. Но, союз Германии с Польшей невозможен. Поэтому, пока политическая ситуация как-то не поменяется, а никаких подвижек к тому нет, нападение Польши на СССР считаю совершенно невозможным.

И вся «молодая гвардия» дружно закивала головами, поддерживая своего не только технически, но и политически подкованного «гуру».

– Интересное мнение. Товарищ Тухачевский, думаю, с удовольствием с Вами подискутировал бы. Если бы нашёл время…

– Опыт его отношений с Польшей, исключает объективный анализ.

– Пусть так, – улыбнулся Ворошилов, которому явно начинал нравиться этот настырный молодчик, – Но «Виккерс»-то поляки купили. И Кристи хотят…

– Если хотят, почему до сих пор не купили? Сведения Халепского о покупке поляками танка Кристи не подтверждаются никакими источниками. Если бы эта сделка состоялась, мы узнали сразу и без всякой разведки – сам Кристи сообщил бы об этом.

Да, поляки приобрели небольшую партию готовых танков «Виккерс-шеститонный». Но о том, что они начнут их производить сами – только разговоры. Они танкетки-то с грехом пополам осваивают. Согласитесь, по своей инициативе, поляки не развяжут большую войну, не имея ни одного танка собственного изготовления. А наладить выпуск тех «Виккерсов» — не суслику пукнуть! С танкеткой не сравнишь! И главное повторю – совсем не факт, что у нас освоение «Виккерса» в серийном выпуске, произойдёт быстрее, чем улучшенного Т-19, проект которого уже готов – вот, товарищи не дадут соврать! А конструкция нашего танка намного технологичнее. У «Виккерса» мы только техдокументацию будем из дюймовой в метрическую систему переводить несколько месяцев! И ещё несколько месяцев осваивать необходимые технологии, которых у нас нет.

Улучшенный Т-19 изначально спроектирован в метрической системе и с учётом имеющихся на сей день производственных возможностей. Мы легко сможем перейти с выпуска Т-18 на выпуск Т-19! Сложности ожидаются только в освоении агрегатов трансмиссии. Но и их мы упростим под нашу промбазу!

– Двигателя-то для Т-19 тоже нет! Мне докладывали, что Микулинский 100-сильный мотор никак не даётся в доводке.

– Так и для «Виккерса» двигателя точно так же нет! Но мы же давным-давно покупаем 93,5-сильные «Геркулесы» для ЯГов! Замечательно умеем ремонтировать и обслуживать их. Выпуск кое-каких запчастей уже освоен. Тем более что мотор американского грузовика «Отокар», собираемого у нас как АМО-2, как и осваиваимого нашей промышленностью АМО-3 (тот же «Отокар» но уже локализованный), оснащается одной из ранних версий того же «Геркулеса»! Может быть уже пора подумать, чтоб успешно справившись с освоением выпуска 66-сильного «Геркулеса» для средних грузовиков АМО, освоить и выпуск более мощной и современной версии для танков и тяжёлых грузовиков? Двигатель, кстати, проверен в эксплуатации. Прост, надёжен, хорошо ремонтабелен. Конструктивно подобен двигателю АМО-3. Мощность версии, которую мы закупаем для установки на тяжёлый грузовик-пятитонник Я-5 – 93,5 л.с. Но мы уже покупали и самую мощную версию этого же мотора в 106 л.с.

Вот и надо срочно осваивать в серии именно его, а не стрёмный мотор «Виккерса», развивающий всего 85 л.с., сложный, дорогой и при этом плохо работающий в наших условиях (при температуре ниже –7 не заводится, летом перегревается и постоянно норовит пойти в разнос). И это двигатель английской сборки, требующий особой тщательности в изготовлении (соответственно нового дорогого оборудования), к тому же предпочитающий первосортный бензин! На второсортном, будет всего 75-80 л. с. Этого мало! Тухачевский требовал оснастить нашу модификацию «Виккерса» ещё одной огневой точкой стреляющей прямо по курсу и соответственно увеличить экипаж – что неизбежно увеличит массу танка. Вместо 12,7 мм цементованной брони, чтоб получить ту же пулестойкость, нам придётся ставить обычную 15 мм броню. Масса возрастёт ещё больше! До 8-9 тонн, и это не предел! Мощности двигателя уже будет категорически недостаточно. Скорость неизбежно упадёт. Форсировать же мотор «Виккерса» без его капитальной переделки невозможно. А какими будут по качеству моторы нашей выделки, даже представлять не хочется. Сколько лет уйдёт на доработку мотора для серии и в серии? А автомобильный мотор, мы, судя по опыту АМО, освоим легко и быстро! 106-сильный «Геркулес» прекрасно подойдёт и для Т-19 и для ярославских тяжёлых грузовиков. Да и для бронемашин будет весьма кстати! И его не сложно форсировать при необходимости!

– Хорошо. – Кивнул Ворошилов подумав. – Постановление от 13 февраля сего года, о принятии на вооружение «Виккерса» я отменю, и все детали нашего разговора разъясню некоторым… особо истеричным товарищам.

В шайке Гинзбурга кто-то тихонько заржал. Улыбнулся и Ворошилов, заранее представляя, как утрёт нос тщеславному и заносчивому Тухачу, фанатично зацикленному на идее копирования «Викерса».

– Вы правы товарищи. Слепо копировать «Виккерс» – плохая идея. В конце-концов, мы покупали «Виккерс-6-тонн» сугубо в качестве «запасного варианта» на случай если с разработкой отечественного танка аналогичного класса случится большая задержка.

– Никакой задержки не будет! – Горячё заверил Гинзбург и весь эскорт опять дружно закивал головами. – Всё что нужно, уже отработано на Т-19 и «Виккерсе». Проект гибридного усовершенствованного Т-19 уже готов!

– Делайте свой усовершенствованный Т-19 в металле и немедленно запускайте в серию. О двигателях я позабочусь особо. Тем более что и тут Вы правы – мощные «Геркулесы» нам нужны не только для танков.

Вот такая альтернатива. Маленькая, возможно не очевидная, но с далеко идущими последствиями. Согласитесь, очень грустно читать о тех проблемах и мытарствах, что постоянно преследовали механизированные части РККА из-за невозможности своевременно модернизировать самый многочисленный танк 30-х Т-26.

Т-26 выпуска 31-32 и 33-38 г.г.

И эта невозможность упиралась главным образом в слабость двигателя, из-за которого и броню более прочную не поставить, да и подвеску менять смысла никакого – всё равно двигло более тяжёлую машину не потянет. А разработка новых мощных специальных танковых моторов никак не давалась!

А проблемы ЯГАЗа! Из-за отсутствия двигателя подходящей мощности, в стране и в самом деле не выпускались в должном количестве тяжёлые грузовики. ЯГАЗ сперва собирал их малыми партиями под те же импортные «Геркулесы», а когда бюджет «жаба задавила» на готовые буржуйские моторы, на пятитонные грузовики, начали ставить обычные ЗиСовские движки, с которыми ЯГ-и превращались из грузовиков в транспортные трактора автомобильной наружности.

Понятно, что много таких тракторов-посмешищ стране не нужно (армии тем более) и масштабная реконструкция ЯГАЗА в очередной раз откладывалась или проводилась в ну очень скромной версии. Последняя попытка сорвалась в 40-ом, когда отменили запланированную на 40-42 г.г. полную реконструкцию завода.

Кто решится утверждать, что тяжёлые грузовики не нужны народному хозяйству с нашими-то грандиозными стройками? И тем более армии?! А тот самый «Геркулес» действительно подходил и Т-19 и Яг-ам просто идеально! Понимая это, в РИ даже была попытка сделать на базе «шеститонника» танк с тем самым «Геркулесом» и курсовым пулемётом, как хотел Тухачевский. Назывался он ТММ.

Опытный танк ТММ. Обратите внимания на сильно выступающую вперёд конструкцию для размещения курсового пулемёта!

Но, поскольку танк проектировался в ВАММ (Военная академия моторизации и механизации) тамошние «тинейджеры» решили усовершенствовать трансмиссию (проще говоря упростив её, переходом с 5 скоростей в КПП на 4), с чем увы не справились – вместо того чтоб возрасти, скорость танка упала до 25 км/ч, и принятый авансом план по выпуску параллельно с Т-26 ТММ, был отменён. А там и родные двигатели для Т-26 более-менее успешно освоили. В общем, тему танка с «Геркулесом» прикрыли, а Т-26 со своим капризным и дохлым моторчиком, стал королём бронетанковых войск РККА на все предвоенные годы.

Логичный вопрос, так какого хрена вместо Т-19У с «Геркулесом» повелись на «Виккерс-шесть тонн»?

Я в тексте причину упомянул, но для пущей убедительности, приведу первоисточник в качестве отрывка из всё объясняющего письма Халепского Гинзбургу – старательно, но безуспешно лоббировавшему Т-19У:

«… по имеющимся в штабе агентурным данным, … польское правительство ведёт закупки образцов 6-тонного танка типа Виккерс и 10-тонного быстроходного танка типа Кристи и усиленно готовится их массовому производству… Тов. Ворошилов, тов. Эйдеманн и тов. Тухачевский согласны, что используя англо-французскую помощь поляки в состоянии сделать уже к концу текущего года более 300 шт. лёгких 6-тонных англ. танков и до 100 шт. средних танков типа Кристи… В следующем году они могут удвоить это число…

Это может дать им в руки большие козыри с точки зрения использования бронесил, которыми они неприминут воспользоваться…

Таким образом, Совет счёл целесообразным рассмотреть вопрос о принятии на вооружение КА вышеозначенных иностранных танков и начать их выпуск немедленно как они есть – не дожидаясь окончания опытных работ, чтоб при необходимости нанести отпор возможной агрессии…»

За этими строками так и видится известная всем параноя Тухачевского, ждавшего польского нападения каждый день и вовсеуслышанье ванговавшего большую войну с Польшей ну никак не позже 34 года!

Самое смешное – этот упор на заботу об «отпоре возможной агрессии» с «плачем Ярославны» (без этих Виккерса и Кристи мы же пропадём!!!), явно искусственно игнорировал простую истину – в то время как Польша, имела лишь несколько десятков допотопных и к тому же уже изношенных танков Рено FT-17, подаренных ей ещё в 20-ом Францией и НЕ имела собственной танкостроительной промышленности, РККА уже располагала более чем 900 танков Т-18, серийный выпуск которых велся аж на двух заводах вплоть до замены на Т-26 и БТ.

Т-18

Одних их, было бы более чем достаточно, чтоб полностью нейтрализовать и те польские FT-17, и 300 Виккерсов и 100 Кристи вместе взятые – конечно если бы Польша сумела наладить их выпуск с англо-французской помощью! Чего кстати, так и не произошло – поляки даже купить проект Кристи не сумели – банально золотого запасу не хватило (т. е. информация Халепского о покупке Польшей танков Кристи, как о свершившемся факте – чепуха), а свою версию «шеститонника» поляки сумели начать выпускать только в 1935-ом, причём первые их серьёзные – однобашенные танки с пушечно-пулемётным вооружением, оснащались импортными, шведскими башнями и пушками.

Польская версия «шеститонника» оснащалась достаточно мощным 103-111-сильным дизельным мотором «Заурер»

В СССР же (даже альтернативном), программу выпуска танка Кристи никто не отменял, а замена Виккерса на Т-19У, ещё совсем не факт, что отложила бы начало массового выпуска нового пехотного танка на существенно более поздний срок. По крайней мере, сам Гинзбург утверждал прямо противоположное!

И ещё кое что. Вот приводимое во множестве источников «каноническое» изображение Т-19 «улучшенного».

Не будучи специалистом по танкам, я всё же позволил себе несколько усомниться в реальности этой реконструкции. Несмотря на утверждение Гинзбурга, что проект готов, подлинных чертежей к сожалению нигде не приводится, а к представленной реконструкции у меня имеется некоторое недоверие.

Гинзбург прямо говорит, что подвеска, движитель и трансмиссия полностью копируются с Виккерса. На эскизе реконструкции же мы видим танк с задним приводом! Что уже не соответствует утверждению о копировании. Если танк имеет задний привод, это уже абсолютно другая компоновка агрегатной части. А учитывая, что заднее расположение трансмиссии неизбежно делает машину длиннее, плюс более мощный двигатель жидкостного охлаждения, с необходимостью размещения радиаторов, получается, что представленный на эскизе заднеприводный Т-19У должен быть длиннее чем «шеститонник» и, соответственно, тяжелее его. Что не есть гут для той же трансмиссии и подвески.

Но Гинзбург говорит, что проект готов и он ЛУЧШЕ «шеститонника» при аналогичной трансмиссии и подвеске. Согласитесь – быть лучше, будучи существенно тяжелее – сложно.

Возможно, я, будучи не специалистом, ошибаюсь, но позвольте мне представить свою версию Т-19У. С копированием подвески и трансмиссии Виккерса (все изменения в их конструкции только ради упрощения технологии производства), копированием компоновки той самой трансмиссии и сохранением компоновки боевого отделения и отделения управления от Т-19 с его же, унаследованной ещё от Т-18 технологией изготовления корпуса и башни.

Танк Т-19 обр. 32 г. – с новенькой 45 мм пушкой 20К

Вот такой Т-19У. Пусть даже первый опытный образец был сделан по «канонической» схеме. А этот – результата его доработки для серийного выпуска. Башня конструктивно подобна башне спроектированной для Т-19, являвшейся усовершенствованной, двухместной версией башни Т-18 с наблюдательной командирской башенкой, но дополненная кормовой нишей и обещанной Гинзбургом спаренной установкой пушки и пулемёта. Двигательный отсек по сравнению с Т-19 увеличен главным образом за счёт уменьшения наклона кормового бронелиста. Если кому-то из продвинутых коллег отсек покажется всё равно маловатым, можно его ещё увеличить, хоть совсем выпрямив наклонный верхний кормовой лист, хоть ещё немного увеличив его полную длину.

Но, мне кажется, достаточно компактный автомобильный мотор и в предложенные габариты со всей обвязкой встанет. Благо – трансмиссия впереди. По крайней мере вполне РИ танк ТММ – по сути и есть переделка Т-26 под «Геркулес», был всего на… 10 мм (!) длинее чем Т-26 обр. 31-32 г.г. на 90 мм шире, но при этом, чуть легче. И это при броне до 20 мм и 4 членах экипажа!

Для расположенной впереди трансмиссии места так же оставлено вполне достаточно.

Поскольку многие коллеги уверены, что связь в танке важна до такой степени, что вообще следует выпускать только танки оснащённые радиостанциями, предлагаю радиофицированный вариант, соответствующий тому времени.

На эскизе представлен танк Т-19Р выпуска 1933 года оборудованный новенькой радиостанцией с рамочной антенной по периметру корпуса. Именно так. Поскольку рация и радист в корпусе – на башне антенне делать нечего. Именно так выглядел первый, оснащённый в том же году радиостанцией Т-26.

А вот пулемёта у радиста нет (будем считать, что от него отказались по итогам испытаний). ДТ в положении для стрельбы, и с максимально задвинутым прикладом, был достаточно длинным и даже вынос его вперёд в специальном выступе, на ТММ, не обеспечивал удобства работы не только для собственно пулемётчика, но и башнёров, которым тот самый пулемётчик банально мешал.

Зато, без этого, совершенно необязательного курсового пулемёта, танк получал не только чистого радиста, освобождая от лишней работы командира, но и к тому же лишнюю пару зорких глаз, незашоренную в рамку прицела.

1932 г. АИ Т-19 и РИ Т-26

Банк России:
Методические рекомендации
№ 19-МР от 21.07.2017

о повышении внимания кредитных организаций к операциям клиентов — юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, получающих наличные денежные средства с использованием корпоративных карт

В рамках осуществления надзорной деятельности за кредитными организациями Банком России наблюдается существенное увеличение объемов операций по систематическому снятию их клиентами — юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями наличных денежных средств с использованием расчетных (дебетовых) карт (далее — корпоративные карты).

Возрастающая динамика объемов указанных операций может свидетельствовать о том, что возможными действительными целями таких операций являются легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, финансирование терроризма и другие противозаконные цели.

Данное обстоятельство, по мнению Банка России, является следствием формального отношения кредитных организаций к реализации программы управления риском легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма при обслуживании корпоративных карт, в частности, недооценки кредитными организациями рисков совершения клиентами — юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма, связанных со снятием ими наличных денежных средств с использованием корпоративных карт, а также игнорирования кредитными организациями рекомендованного абзацем девятым пункта 2.5 Положения Банка России от 24.12.2004 N 266-П «Об эмиссии платежных карт и об операциях, совершаемых с их использованием» (далее — Положение Банка России N 266-П) к установлению для клиентов — юридических лиц и индивидуальных предпринимателей максимального размера суммы наличных денежных средств в валюте Российской Федерации, которая может быть получена с использованием корпоративных карт в течение одного операционного дня (не более 100 тыс. рублей).

Клиенты, возможными действительными целями операций которых могут являться легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, финансирование терроризма и другие противозаконные цели, и их операции, как правило, обладают двумя или более нижеследующими признаками:

  • отношение объема получаемых за неделю наличных денежных средств к оборотам по банковским счетам клиента за соответствующий период составляет 30 и более процентов;
  • с даты создания юридического лица прошло менее двух лет;
  • деятельность клиента, в рамках которой производятся операции по зачислению денежных средств на банковский счет и списанию денежных средств с банковского счета, не создает у его владельца обязательств по уплате налогов либо налоговая нагрузка является минимальной;
  • денежные средства поступают на банковский счет клиента от контрагентов, по банковским счетам которых проводятся операции, имеющие признаки транзитных операций <1>;

———————————

<1> Письмо Банка России от 31.12.2014 N 236-Т «О повышении внимания кредитных организаций к отдельным операциям клиентов».

  • поступление от контрагента денежных средств на банковский счет клиента происходит с одновременным поступлением денежных средств от того же контрагента на банковские счета других клиентов;
  • денежные средства поступают на банковский счет клиента суммами, как правило, не превышающими 600 тыс. рублей;
  • снятие наличных денежных средств осуществляется регулярно, как правило, ежедневно или в срок, не превышающий трех — пяти дней со дня их поступления;
  • снятие наличных денежных средств осуществляется, как правило, в сумме, не превышающей 600 тыс. рублей, либо в сумме, равной или незначительно меньшей размера максимального определенного кредитной организацией размера суммы наличных денежных средств, которая может выдаваться клиенту — юридическому лицу, индивидуальному предпринимателю в течение одного операционного дня;
  • снятие наличных денежных средств осуществляется в конце операционного дня с последующим снятием наличных денежных средств в начале следующего операционного дня;
  • у клиента имеется нескольких корпоративных карт и с их использованием преимущественно осуществляются операции по получению наличных денежных средств.

В целях минимизации риска вовлечения кредитных организаций в совершение операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма Банк России рекомендует кредитным организациям в рамках реализации программы управления риском легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма:

  • на периодической основе проводить анализ и определять размер максимальной суммы наличных денежных средств, которая может выдаваться в течение одного операционного дня с использованием корпоративных карт клиента — юридического лица, индивидуального предпринимателя, эмитированных кредитной организацией к счету такого клиента, принимая во внимание размер, рекомендованный абзацем девятым пункта 2.5 Положения Банка России N 266-П, рассмотрев при этом вопрос установления такого размера для совокупности всех корпоративных карт клиента — юридического лица, индивидуального предпринимателя, эмитированных кредитной организацией ко всем счетам такого клиента;
  • проводить не реже одного раза в неделю мониторинг операций с целью выявления клиентов, совершающих на регулярной основе операции, соответствующие признакам, указанным в настоящих методических рекомендациях, в том числе в части отношения объема получаемых клиентом наличных денежных средств к оборотам по его банковским счетам, а также клиентов, операции которых характеризуются незначительным отличием от таких признаков, и обеспечить повышенное внимание ко всем операциям этих клиентов и их контрагентов;
  • направлять в уполномоченный орган информацию об операциях клиентов — юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, соответствующих указанным в настоящих методических рекомендациях признакам, на основании пункта 3 статьи 7 Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» с использованием кодов вида признака 1402, 1409, 1410, 1420, 1499 перечня признаков, указывающих на необычный характер сделки, содержащегося в приложении к Положению Банка России от 02.03.2012 N 375-П «О требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

С Федеральной службой по финансовому мониторингу (П.В. Ливадный) согласовано.

Настоящие методические рекомендации подлежат опубликованию в «Вестнике Банка России» и размещению на официальном сайте Банка России в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

О внимании к операциям клиентов, получающих наличные средства с использованием расчетных (дебетовых) карт

Кредитным организациям настоятельно рекомендовано обратить внимание на операции клиентов, получающих наличные денежные средства с использованием расчетных (дебетовых) карт.

Сообщается, что Банком России наблюдается существенное увеличение объемов операций по систематическому снятию их клиентами — юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями наличных денежных средств с использованием расчетных (дебетовых) карт, что может свидетельствовать о том, что возможными действительными целями таких операций является легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, финансирование терроризма и другие противозаконные цели.

По мнению Банка России, данное обстоятельство является следствием формального отношения кредитных организаций к реализации программы управления риском легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма при обслуживании корпоративных карт, в частности, игнорирования рекомендованного к установлению для клиентов — юридических лиц и индивидуальных предпринимателей максимального размера суммы наличных денежных средств в валюте Российской Федерации, которая может быть получена с использованием корпоративных карт в течение одного операционного дня (не более 100 тыс. рублей).

В целях минимизации риска вовлечения кредитных организаций в совершение операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма Банк России рекомендует кредитным организациям:

  • на периодической основе проводить анализ и определять размер максимальной суммы наличных денежных средств, которая может выдаваться в течение одного операционного дня с использованием корпоративных карт клиента — юридического лица, индивидуального предпринимателя, эмитированных кредитной организацией к счету такого клиента, принимая во внимание размер, рекомендованный абзацем девятым пункта 2.5 Положения Банка России N 266-П, рассмотрев при этом вопрос установления такого размера для совокупности всех корпоративных карт клиента — юридического лица, индивидуального предпринимателя, эмитированных кредитной организацией ко всем счетам такого клиента;
  • проводить не реже одного раза в неделю мониторинг операций клиентов, в том числе в части отношения объема получаемых клиентом наличных денежных средств к оборотам по его банковским счетам;
  • направлять в уполномоченный орган информацию об операциях клиентов — юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, с использованием кодов вида признака 1402, 1409, 1410, 1420, 1499 перечня признаков, указывающих на необычный характер сделки, содержащегося в приложении к Положению Банка России от 02.03.2012 N 375-П «О требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

В рамках осуществления надзорной деятельности за кредитными организациями Банком России наблюдается существенное увеличение объемов операций по систематическому снятию их клиентами — юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями наличных денежных средств с использованием расчетных (дебетовых) карт (далее — корпоративные карты).

Возрастающая динамика объемов указанных операций может свидетельствовать о том, что возможными действительными целями таких операций являются легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, финансирование терроризма и другие противозаконные цели.

Данное обстоятельство, по мнению Банка России, является следствием формального отношения кредитных организаций к реализации программы управления риском легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма при обслуживании корпоративных карт, в частности, недооценки кредитными организациями рисков совершения клиентами — юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма, связанных со снятием ими наличных денежных средств с использованием корпоративных карт, а также игнорирования кредитными организациями рекомендованного абзацем девятым пункта 2.5 Положения Банка России от 24.12.2004 № 266-П «Об эмиссии платежных карт и об операциях, совершаемых с их использованием» (далее — Положение Банка России № 266-П) к установлению для клиентов — юридических лиц и индивидуальных предпринимателей максимального размера суммы наличных денежных средств в валюте Российской Федерации, которая может быть получена с использованием корпоративных карт в течение одного операционного дня (не более 100 тыс. рублей).

Клиенты, возможными действительными целями операций которых могут являться легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, финансирование терроризма и другие противозаконные цели, и их операции, как правило, обладают двумя или более нижеследующими признаками:

отношение объема получаемых за неделю наличных денежных средств к оборотам по банковским счетам клиента за соответствующий период составляет 30 и более процентов;

с даты создания юридического лица прошло менее двух лет;

деятельность клиента, в рамках которой производятся операции по зачислению денежных средств на банковский счет и списанию денежных средств с банковского счета, не создает у его владельца обязательств по уплате налогов либо налоговая нагрузка является минимальной;

денежные средства поступают на банковский счет клиента от контрагентов, по банковским счетам которых проводятся операции, имеющие признаки транзитных операций;

поступление от контрагента денежных средств на банковский счет клиента происходит с одновременным поступлением денежных средств от того же контрагента на банковские счета других клиентов;

денежные средства поступают на банковский счет клиента суммами, как правило, не превышающими 600 тыс. рублей;

снятие наличных денежных средств осуществляется регулярно, как правило, ежедневно или в срок, не превышающий трех-пяти дней со дня их поступления;

снятие наличных денежных средств осуществляется, как правило, в сумме, не превышающей 600 тыс. рублей, либо в сумме, равной или незначительно меньшей размера максимального определенного кредитной организацией размера суммы наличных денежных средств, которая может выдаваться клиенту — юридическому лицу, индивидуальному предпринимателю в течение одного операционного дня;

снятие наличных денежных средств осуществляется в конце операционного дня с последующим снятием наличных денежных средств в начале следующего операционного дня;

у клиента имеется нескольких корпоративных карт и с их использованием преимущественно осуществляются операции по получению наличных денежных средств.

В целях минимизации риска вовлечения кредитных организаций в совершение операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма Банк России рекомендует кредитным организациям в рамках реализации программы управления риском легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма:

на периодической основе проводить анализ и определять размер максимальной суммы наличных денежных средств, которая может выдаваться в течение одного операционного дня с использованием корпоративных карт клиента — юридического лица, индивидуального предпринимателя, эмитированных кредитной организацией к счету такого клиента, принимая во внимание размер, рекомендованный абзацем девятым пункта 2.5 Положения Банка России № 266-П, рассмотрев при этом вопрос установления такого размера для совокупности всех корпоративных карт клиента — юридического лица, индивидуального предпринимателя, эмитированных кредитной организацией ко всем счетам такого клиента;

проводить не реже одного раза в неделю мониторинг операций с целью выявления клиентов, совершающих на регулярной основе операции, соответствующие признакам, указанным в настоящих методических рекомендациях, в том числе в части отношения объема получаемых клиентом наличных денежных средств к оборотам по его банковским счетам, а также клиентов, операции которых характеризуются незначительным отличием от таких признаков, и обеспечить повышенное внимание ко всем операциям этих клиентов и их контрагентов;

направлять в уполномоченный орган информацию об операциях клиентов — юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, соответствующих указанным в настоящих методических рекомендациях признакам, на основании пункта 3 статьи 7 Федерального закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» с использованием кодов вида признака 1402, 1409, 1410, 1420, 1499 перечня признаков, указывающих на необычный характер сделки, содержащегося в приложении к Положению Банка России от 02.03.2012 № 375-П «О требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

С Федеральной службой по финансовому мониторингу (П.В. Ливадный) согласовано.

Настоящие методические рекомендации подлежат опубликованию в «Вестнике Банка России» и размещению на официальном сайте Банка России в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Заместитель Председателя
Банка России
Д.Г. Скобелкин

* Письмо Банка России от 31.12.2014 № 236-Т «О повышении внимания кредитных организаций к отдельным операциям клиентов».

Т-19

Т-19


Опытный образец танка Т-19 на испытаниях, 1931 год

Т-19

Классификация

лёгкий пехотный танк

Боевая масса, т

8,05

Компоновочная схема

классическая

Экипаж, чел.

История

Разработчик

Гинзбург, Семён Александрович

Производитель

Ижорский завод

Годы разработки

1930—1931

Годы производства

Годы эксплуатации

не принят на вооружение

Количество выпущенных, шт.

2 опытных

Основные операторы

Размеры

Длина корпуса, мм

Ширина, мм

Высота, мм

Клиренс, мм

Бронирование

Тип брони

стальная катаная

Лоб корпуса, мм/град.

Борт корпуса, мм/град.

Корма корпуса, мм/град.

Днище, мм

Крыша корпуса, мм

Лоб башни, мм/град.

Борт башни, мм/град.

Корма башни, мм/град.

Крыша башни, мм

Вооружение

Калибр и марка пушки

37-мм системы Гочкиса

Тип пушки

нарезная

Длина ствола, калибров

Боекомплект пушки

Пулемёты

2 × 7,62-мм ДТ-29

Подвижность

Тип двигателя

рядный 6-цилиндровый карбюраторный воздушного охлаждения

Мощность двигателя, л. с.

Скорость по шоссе, км/ч

Запас хода по шоссе, км

Удельная мощность, л. с./т

12,4

Тип подвески

сблокированная по четыре, на вертикальных пружинах

Удельное давление на грунт, кг/см²

0,362

Преодолеваемая стенка, м

0,55

Преодолеваемый ров, м

2,0

Преодолеваемый брод, м

1,2

Т-19 — советский опытный лёгкий танк (в документах иногда обозначается как основной танк сопровождения). Был создан в 1929—1931 годах для замены танка Т-18 в РККА. Отличался множеством внедрённых на нём новшеств — системой защиты от химического оружия, способностью преодолевать водные преграды при помощи съёмных понтонов, конструкцией для жёсткой сцепки танков попарно для преодоления противотанковых рвов и т. д. В 1931 году было изготовлено два прототипа. Однако высокая цена (стоимость одного опытного образца Т-19, без вооружения в ценах 1930-31 годов превысила 96 000 рублей) и сложность изготовления делали Т-19 малопригодным для массового производства. В итоге предпочтение было отдано разворачиванию серийного производства в СССР танка «Виккерс 6-тонный» (Т-26), не уступавшего Т-19 по основным показателям и намного более дешёвого, а все работы по Т-19 были прекращены.

История создания

Идея создания нового танка непосредственного сопровождения пехоты, способного заменить Т-18, появилась на заседании РВС 17—18 июля 1929 года. По замыслу РВС, танк Т-19 должен был стать основной ударной силой мобильных подразделений РККА в условиях маневренного боя. От танка требовалась, в частности, способность преодолевать большинство полевых фортификационных сооружений и проволочных заграждений без помощи «хвоста» и на максимально возможной скорости. Огневая мощь танка должна была обеспечивать танку превосходство над всеми известными боевыми машинами сходной массы, а бронирование защищало бы экипаж от винтовочных и пулемётных пуль на всех дистанциях, а на дистанции 1000 м — и от огня 37-мм противотанковых пушек.

Осенью 1929 года на танк было сформулировано техническое задание. Согласно техзаданию танк должен был обладать массой не более 7,3 тонн. Машина должна была нести 40-мм пушку и два пулемёта, бронезащита предполагалась в 18—20 мм. При этом двигатель ориентировочной мощностью в 100 л.с. должен был сообщать танку скорость движения по твёрдым грунтам не ниже 30 км/ч.

Осуществление общего руководства проектированием танка Т-19 было поручено С. Гинзбургу. Вместе с ним над проектом работали А. Микулин и В. Симский (силовая установка и ходовая часть), а также Д. Майдель (общая компоновка и башня) и П. Сячинтов (вооружение).

Первоначальный срок окончания разработки, 15 января 1930 года, выдержать не удалось, однако уже 1 марта 1930 года состоялась приёмка проекта и началась подготовка к изготовлению прототипа.

Изготовление прототипов

После утверждения проекта весной 1929 года, началась подготовка к производству опытного образца танка, однако в ходе этой работы постоянно возникали сложности и задержки, тормозившие изготовление. 13 августа 1930 года на заседании РВС было постановлено:

Малый танк Т-19. Отмечая совершенную неудовлетворительность взятых темпов по изготовлению опытного образца танка Т-19 — поручить Орудийно-арсенальному объединению ВСНХ закончить изготовление опытного образца к 1 марта 1931 г., а выпуск первой валовой партии в IV квартале 1930/31 г., с тем чтобы с 1 октября 1931 года перейти на массовое производство танков этого типа.

Однако и 1 марта 1931 года танк готов не был. Более того, к этому моменту как таковое его производство даже не было начато — сказывалась фантастическая сложность изготовления танка. Кроме того, часть деталей, таких как подшипники качения (которых танк требовал очень много), приходилось закупать за рубежом. Непосредственное производство прототипа началось только в июне 1931 года, и лишь к концу августа танк был в основном готов. Цена танка зашкаливала за разумные для такой машины пределы — 96 тысяч рублей (для сравнения, изготовление БТ-2 от начала до конца полугодом позже будет стоить порядка 50—60 тысяч рублей). Ещё больше усугубляло ситуацию то, что в этой сумме не учитывались башня с вооружением и КПП. И если коробку передач впоследствии всё же собрали, то коническую башню, разработанную для Т-19, на Ижорском заводе даже не начинали делать. Поэтому для испытаний опытного образца на Т-19 пришлось установить башню от Т-18, несколько расширив её погон. Не удалось в сроки «довести до ума» и проектировавшуюся П. Сячинтовым 37-мм пушку, что, впрочем, было несколько сглажено всё той же установкой башни от Т-18 со штатной 37-мм танковой пушкой Гочкиса с плечевым упором.

Не был закончен в срок и шестицилиндровый двигатель воздушного охлаждения мощностью 100 л.с. конструкции А. Микулина. Из положения решили выйти, поставив вместо него высокооборотный мотор «Франклин» мощностью 95 л.с., однако его применение потребовало частичной переделки моторно-трансмиссионного отделения танка, поскольку этот мотор был больше проектировавшегося по габаритам. Кроме того, пришлось заменить и КПП.

Свой существенный вклад в усложнение и удорожание танка вносило и разнообразное дополнительное оборудование, такое как химическая защита или плавучесть.

Однако окончательно проект Т-19 был «похоронен» появлением в СССР танка «Виккерс 6-тонный», закупленного летом 1930 года в Великобритании. По основным своим характеристикам он либо не уступал Т-19, либо даже превосходил его, а расчёты показывали, что производство «Виккерса» обойдётся значительно дешевле. Поэтому уже в конце осени 1931 года все работы над Т-19 были свёрнуты, а освободившиеся ресурсы сразу же бросили на освоение серийного производства танка Т-26, советского варианта «Виккерса». К тому времени более-менее полностью собрали два танка Т-19 (с башнями от Т-18 и двигателями «Франклин») и дополнительно успели изготовить корпус из сварных и литых деталей, а также ряд вспомогательных агрегатов. Впоследствии всё это было отправлено в переплавку.

> Примечания

  1. Выписка из протокола № 17 заседания РВС СССР, 13 августа 1930 года.

Литература

  • М. Свирин, А. Бескурников. Первые советские танки. — М.: М-Хобби, 1995. — 64 с. — (Армада № 1). — 5000 экз. — ISBN 5-85729-045-7.
  • Свирин М. Н. Броня крепка. История советского танка. 1919—1937. — М.: Яуза, Эксмо, 2005. — 384 с., ил. — 5000 экз. — ISBN 5-699-13809-9.

Ссылки

  • Основной танк Т-19. The Russian Battlefield. Дата обращения 6 октября 2011. Архивировано 22 марта 2012 года.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *